Алексей Григорьевич Кручинкин: «Я летчик дальней авиации»

Алексей Григорьевич Кручинкин: «Я летчик дальней авиации»
21 Февраля 2018

Рассказ ветерана Великой Отечественной о фронтовых буднях

Не знаю как для кого, но для меня День защитника Отечества – особенный. Он неразрывно связан с теплым детским воспоминанием, как накануне 23 февраля вместе с бабушкой мы чистим медали деда, собиравшегося на торжественное собрание. А еще потому, что несколько лет эти праздники мы отмечали в условиях боевого дежурства. Военный городок под Потсдамом, группа ГСВГ. После обеда в Ленинской комнате нашей части начиналось торжественное собрание. Собирались семьи военнослужащих, вносилось знамя дивизиона, звучали речи. Рассказывали о достижениях, представлялись к наградам, очередным воинским званиям. Потом в клубе шел концерт, который готовили своими силами. А вечером в кругу семьи мы садились за праздничный стол, ели вкусный ужин и поздравляли папу... Думаю, в каждой семье дети должны воспитываться в уважительном отношении к нашей армии. Праздник был основан в честь рабоче-крестьянских отрядов, в 1918 году остановивших продвижение немецких полков на Петроград. А о подвигах в нашей стране не принято забывать.

В преддверии Дня защитника Отечества я заглянула в гости к участнику Великой Отечественной войны, боевому летчику, командиру экипажа бомбардировщика Ил-4, подполковнику в отставке Алексею Григорьевичу Кручинкину. Ветеран проживает в Советском районе, на улице Иванова. Слушала рассказ о том, как воевал он и его друзья, как отмечали праздники, как дружили и любили. О том, как жили на войне.

Летчик дальней авиации

Алексей Григорьевич Кручинкин родился 26 марта 1923 года в селе Среднекрасилово, Алтайского края. В 1940 году после окончания школы поступил в Барнаульский аэроклуб. В мае 1941 года в числе 19 отличников для дальнейшей учебы переведен в Омское летное училище. В 1943 году поступил во 2Ивановскую высшую офицерскую школу ночных экипажей авиации дальнего действия.

К1.jpg

– К середине войны ощущалась острая нехватка летчиков дальней авиации, и Ивановское училище объявило набор курсантов. Летом мы учились в Иваново, на зиму переезжали в город Мары, это в Туркменистане: летали, чтобы не было перерывов в обучении, – рассказывает Алексей Григорьевич. – В 1944 году после окончания училища был направлен на фронт. Прибыл в город Калининград. Наш полк не был прикреплен к какому-то отдельному фронту. Дальнебомбардировочная авиация, являясь авиацией Главного Командования Красной Армии, предназначалась для поражения крупных военно-промышленных и административно-политических центров глубокого тыла врага в интересах войны в целом. Мы делали боевые вылеты по всем направлениям, поддерживали наступление на разных фронтах. Наш полк летал и на север и на юг – туда, где в данный момент проходило наступление. Каждый вылет полка санкционировался приказом из Ставки Верховного Главнокомандующего.

Командир экипажа Ил-4

– Я был самым молодым командиром экипажа. Лейтенант, 22 года... Нас четыре человека. Кроме меня – штурман, стрелок-радист и еще один стрелок, чтобы прикрывать нижнюю полусферу. Условия для его работы были своеобразные. Он лежит на полу, а пулемет вниз «в люльке» опускается, прицеливаться нужно через перископ. Впрочем, у стрелков ночных бомбардировщиков работы было немного.

Для бомбометания полку давалось 10 минут. За это время все машины должны отбомбиться. Работали ночью. Облачность, дождь – мы летали в любую погоду. Продолжительность полета – до 8 часов. Последний раз перед полетом полноценно обедали в полдень, а ночные вылеты начинались часов примерно в 9 вечера. На ужин уже ничего не ешь – и «нервы», и стараешься не перегружаться. Следующий раз могли поесть утром, после полета. Это если силы останутся, а то и сразу спать. В 2-3 часа пополудни нас собирали, ставили боевую задачу. И так день за днем, до самой победы.

К2.jpg

«Наша одежда – меховые комбинезоны, нераздельные. Это было очень неудобно: хоть и одеваешься прямо перед вылетом, все равно, особенно летом, сто потов сойдет, и на высоте оказываешься мокрый, потом мерзнешь. Многие обмораживались, бывало и такое. Лечились потом народными методами, кто что знал. Кроме комбинезона были унты и меховой шлемофон. Это уже ближе к концу войны мы перешли на «американский вариант» –  штаны и куртка...».

Командир экипажа Ил-4 Алексей Кручинкин

«За взятие Кенигсберга»

Тактическое построение наших боевых порядков существенно отличалось от американского. Те летали «американской кучей» – плотным строем, эшелонированным по высоте. Мы – поодиночке, вроде бы как строем, не эшелонированным по высоте. Полк, в котором служил лейтенант Кручинкин, вылетал на задание тремя эскадрильями – 30 боевых самолетов. Заходили всегда с одной стороны, чтобы избежать столкновения – веером.

В 1945-м полк дальней авиации, в котором служил Алексей Григорьевич, стоял в Польше. Основная задача – вылеты на Кенигсберг. Город был уже наш, но немцы сосредотачивали войска, чтобы отбить столицу Пруссии.

– Самое страшное в этих полетах – заградительный зенитный огонь. Его надо было пройти во что бы то ни стало. В одном из таких вылетов был сбит самолет моего друга. Взлетали друг за другом – сначала он, потом я. Летим. Прожектор выхватывает его машину. Огонь – и самолет, полыхая, уходит в темноту. Следующие, по всему выходит, – мы. И не свернуть, ни убежать. Мы сделали маневр перед целью, успели отбомбиться, а через секунду нас уже «прихватили» зенитки. Штурман говорит: «Ну что, командир, как будем действовать?». Я принял решение: с 5000 метров ушел в крутое пике. Перед этим успокоил ребят – будем живы, не помрем! У Ил-4 было одно важное преимущество перед другими бомбардировщиками – кучность сбрасывания бомб и маневренность. Она нас и спасла: прожекторы шарили в высоте, а мы вышли из пике почти у земли. Пришли на базу. Прямого попадания избежали: и двигатель цел, и бензобак. Но вот пробоин привезли немало. Подали рапорт, указали время, когда был сбит наш самолет... Выжил ли кто-то из ребят? Вряд ли. Пролетали как раз над Балтикой. Даже если кто из экипажа выпрыгнул с парашютом, шансов выжить у него не было. Зимой Балтика ледяная, +2-3 градуса, если в течение нескольких минут тебя не вытащит из воды береговая охрана – это верная смерть от переохлаждения. А порт Хель, который мы бомбили в тот день, оставался еще у немцев.

Потерь было много. Война. Но экипаж лейтенанта Кручинкина был словно заколдованный. Однажды сели по аварийке в лесу, правда, уже на своей территории – забарахлил мотор, пришлось подлататься. Но главное – все целы и здоровы вернулись на родной аэродром. Так и летали до конца войны в одном составе.

...В личном деле Алексея Григорьевича Кручинкина записано: «Обладает четкостью действий, умением лавировать, держать высоту...». Всё это в конечном итоге спасало летчика и его экипаж. За мужество и героизм тех дней ветеран награжден медалью «За взятие Кенигсберга».

К5.jpg

 «Самолет КБ Ильюшина Ил-4 – это модернизация самолета ДБ-3, такой остроносый. Конечно, самолет не выдающийся, но был трудягой: как и Ил-2, мы его звали «горбатым». На нем легко было уничтожать как недвижущиеся цели, так и средние, тяжелые танки. Теоретически на самолет можно было подвесить до двух тонн бомб. Хотя при такой загрузке у машины теряются маневренные качества, зато при должном везении можно сделать хороший рейд на базу противника...».

Командир экипажа Ил-4 Алексей Кручинкин

Прожекторы маршала Жукова

О штурме второй полосы обороны Берлина – ночной атаке Зееловских высот, мы знаем по мемуарам, по ряду книг и художественных фильмов, где панорамы ночного боя то и дело перерезают мощные лучи зенитных прожекторов, направленные не в небо, а вдоль земной поверхности. Автором идеи прожекторной атаки был маршал Жуков – эпизод из истории Великой Отечественной известный... «Готовя операцию, все мы думали над тем, что еще предпринять, чтобы больше ошеломить и подавить противника. Так родилась идея ночной атаки с применением прожекторов. Решено было обрушить наш удар за два часа до рассвета. Сто сорок зенитных прожекторов должны были внезапно осветить позиции противника и объекты атаки... В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. По этому сигналу вспыхнули 140 прожекторов, расположенных через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов свечей освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю жизнь я не помню подобного ощущения...».

К4.jpg

 – Помню тот исторический рейд на Берлин. В ночь, когда Жуков применил прожектора при наступлении, вылетал на задание и наш полк. 16 апреля 1945 года. Летим, светло, как днем. Удивились. Зачем прожектора? По прибытии доложили по всей форме. «Это придумка Жукова», – нам говорят. И правда: слетали легонько: никаких зениток, никто не сел на хвост – противник был полностью деморализован. Мы спокойно отбомбились, задание выполнили, – вспоминает Алексей Григорьевич.

Командир, это же я!

Как отмечали 23 февраля на фронте, Алексей Григорьевич рассказывает с удовольствием.

– Весь летный состав готовился к этому дню. В торжественной обстановке началось построение, на котором зачитывались представления к наградам. Потом, по традиции, чтили память погибших. Разбирали особо успешные вылеты, политработники докладывали обстановку на фронтах... 23 февраля 1943 года Красная Армия разгромила врага под Сталинградом, остановила почти 20-месячное наступление немецко-фашистских войск. 23 февраля 1944 года – советские войска форсировали Днепр. Но особенно запомнился 23 февраля 1945-го. Этот праздник мы отмечали уже на территории Европы – наша страна была полностью освобождена от фашистских захватчиков. В этот день на построении перечислялись все наши победы. А впереди – Берлин! Всё это произвело на нас большое впечатление: воодушевляло, окрыляло на новые подвиги во имя будущей победы.

День Победы летчик Кручинкин встретил в польском городе Бяла-Подляска. После войны, в 1946 году, был направлен в Корею. Затем полк перебросили на Дальний Восток, базировались на аэродроме «Завитая». Алексей Григорьевич продолжал службу до 1950 года, затем ушел на преподавательскую работу – учил летать молодежь. Выпустил не одну группу курсантов в Балашихинском, Уманском, Кировоградском летных училищах. В 1958 году вернулся на Алтай и 17 лет служил в секретном отделе Барнаульского летного училища.

Вспоминает интересный случай.

– К нам прибыл новый командир. Как водится, с инспекцией обошел часть, заглянул в каждый уголок. Во время обхода территории я находился возле библиотеки. Стою, смотрю  – к нам направляется группа полковников. Вдруг один подбегает ко мне, хватает в охапку и радостно кричит: «Командир! Не помните меня?». Делегация остановилась, смотрят с недоумением. «Я ваш курсант!». Конечно, у меня было несколько выпусков, но не вчера они случились, а много лет назад. «Курсантов-полковников у меня вроде не было», – шучу в ответ. Конечно, я его узнал! Посмеялись, повспоминали годы учебы в Кировоградском летном. Надо же, профессии летчика я учил будущего командира Барнаульского летного училища!

И снова про любовь...

Как оказалось, бравый летчик Кручинкин нашел на войне свою судьбу. С будущей женой он познакомился на аэродроме. Девушки из техсостава, в том числе и хрупкая невысокая Римма, дежурили на вышках – следили за появлением вражеских самолетов. Год дежурили, второй... Оба молодые, красивые. Влюбились, поженились. В марте 1946 года в польской Бяло-Подляске у Алексея Григорьевича и Риммы Константиновны родилась дочка Людмила. Несколькими годами позже – сын. Так и прошли вместе: войну, Корею, вместе мотались по гарнизонам. Сейчас у нашего ветерана двое внуков и правнучка.

...А потом мы пили чай с блинами – Масленица ведь! Я бережно рассматривала ордена и медали, которыми награжден Алексей Григорьевич в годы войны и после нее. Орден Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги»... И совершенно уникальная и бесценная  – «За взятие Берлина»... Низкий полон вам, Алексей Григорьевич. Низкий поклон вашим друзьям – тем, кто вышел живым из этой страшной войны и тем, кто сложил голову за нас, будущих. Всем советским воинам и труженикам тыла – низкий поклон. За то, что вы победили...

Лилия Вишневская. Фото автора


Просмотров: 957